Jul. 30th, 2016

akuklev: (ДР Цертуса 2011)
С девятнадцатого века и по 1960-е годы в Европе отлично работали традиционные магазинчики, где хозяин/хозяйка работает большую часть времени продавцом, мясником и немножко грузчиком, а ему/ей помогают подмастерья, семья и иногда наёмный за очень небольшие деньги персонал. Тогда же процветали традиционные врачебные практики, где работает один (или с учеником) врач, и одна наёмная работница, выполняющая одновременно функции медицинской сестры, бухгалтера и регистратора. Зарплата этой самой наёмной работницы была невелика, т.к. подразумевалось, что либо у неё есть муж, который зарабатывает нормальные деньги, либо ей предоставляется возможность жить в доме (он же офис) врача за бесплатно. Ну натурально как профессор Преображенский работал.

Времена изменились и традиционные магазинчики вымерли, эффективность супермаркета несравнима с эффективностью частного мелкого магазина. Семейный маленький магазин может существовать только в том случае, если хозяину (например из-за пожилого возраста) не хочется ничего менять, не смотря на низкий уровень дохода и полную невозможность нанимать каких-либо помощников.

Врачебные практики тоже перестали обеспечивать врачам тот уровень жизни, к которым врачи привыкли. Опять же времена, когда медсестре можно платить копейки, безвозвратно прошли. Выходом стали объединённые практики нескольких врачей, но далеко не все захотели переходить на этот режим. Увеличение потока пациентов (люди всё больше и чаще ходят к врачам, эта тенденция не менялась последние лет 60 по разным причинам, и экономическим, и психологическим, и демографическим, и медицинским) позволило повысить доходы, снижая время на обслуживание пациента, и используя overbooking.

К началу 1990-х годов количество новоявленных врачей, только получивших дипломы, и желающих открыть свои практики, рисковало создать серьёзную конкуренцию устоявшимся практикам и, с одной стороны, улучшить качество обслуживания (при большой конкуренции за пациентов фокус не работает: скажешь пациенту, что ему ждать приёма не то что месяц, а просто неделю — он немедленно уйдёт к другому врачу, который примет завтра), с другой стороны обанкротить массу традиционных врачебных практик.

Риск массовых банкротств медицинских практик взволновал законодателей, врачей и союз больничных касс значительно больше, чем интересы пациентов. И тогда возникла система квот на разрешения открывать новые практики. Самая жесть заключается в том, что в большинстве случаев квоты установлены на основании статистики потребности во врачах 80-х или самое позднее ранних 90-х годов. Именно это главная причина того, что в Германии такие жесточайшие очереди на приём к врачу. Правда если эти квоты разом взять и отменить, действительно может пойти волна банкротств, рынок-то закостенелый как овно мамонта, и гибкости ему взять неоткуда, тарифы и условия вытесаны в камне многолетних тарифных договоров со страховыми компаниями и больничными кассами, череда волн экономии и популистских мер (полностью исключивших пациента из процесса оплаты врачебных услуг и какого-либо влияния на их качество) породили ситуацию, когда практики с одной стороны живут приписками (в счетах дерут за пять сортов визуальной диагностики за двухминутный приём), а с другой зачастую не имеют вообще никакого зазора для улучшения сервиса*.

(* Зазор есть, если практика готова извлекать деньги из страховых через суд в спорных случаях. Я однажды имел удовольствие лечиться в практике, где это было рутинной процедурой, и никогда не экономили на диагностических процедурах и не применяли “оптимизаций” вроде разнесения анализов и процедур на разные кварталы, чтобы избежать трений со страховой.)

Ужас что. Если бы я не знал, какой бардак творится в медицинской системе Швейцарии, Франции, Великобритании и США, считал бы наверное эту систему воплощением ада. По факту же считаю обычным бюрократическим уродом не хуже других, благо, очень часто есть какие-то обходные пути, да и врачи часто попадаются хорошие и квалифицированные, особливо если искать тщательно.

Но в отдельных областях, типа амбулаторной психиатрической помощи и психотерапии, спрос на которые возрос только за последние 20 лет по разным оценкам более чем в два или три раза (а квота не менялась с момента введения квот), последствия чудовищны. Квалифицированная, а главное, своевременная (а не “приходите через полгода”) помощь могла бы скорее всего спасти пассажиров рейса Germanwings Flight 9525, в ходе которого второй пилот, пытавшийся на протяжении долгих месяцев получить, но не получивший адекватной психиатрической помощи, совершил самоубийство самолётом об гору. И террорист, взорвавший себя недавно в Ансбахе, искал у врачей психиатрической помощи, которую, судя по всему, “нашёл”, разочаровавшись в медиках, у радикальных исламистов. Лечился у немецких психиатров и молодой человек, расстрелявший кучу народу в Мюнхене; этот даже лечился в стационаре, но о качестве лечения можно судить по результатам. Ну и конечно стрельба в школе семь лет назад, стрелком тогда был семнадцатилетний немецкий школьник (как и в случае с самолётом, коренной немец из совершенно обычной хорошей семьи и совершенно нормальной среды), который до этого пять (!) раз ходил к психиатру, рассказывать о приступах агрессии, над которой он теряет всякий контроль.
akuklev: (ДР Цертуса 2011)
Не знаю как сейчас, но пару лет назад в Москве ситуация с поликлинической медициной была очень хороша для пациентов в плане скорости обслуживания: при наличии хорошей страховки или за терпимые деньги к ЛОРу, кожнику, ортопеду или терапевту в хорошей частной поликлинике можно было записаться на сегодня-завтра. Страховки такого класса были доступны большинству людей, зарабатывающих от тысячи евро и вверх, т.е. всему среднему классу и выше это было доступно, а это довольно была довольно большая доля людей в Москве, около 30% всех прописанных в Москве.

Насколько я понимаю, такая ситуация (была) связана с тем, что в заработки врачей в Москве в частных поликлиниках (была) выше, чем может заработать нормальный (не звезда мирового класса, а просто хороший) врач где либо ещё не только в Москве, но и во всей России и странах СНГ. Соответственно врачей очень много.

А вот если без этого перекоса?

Вопрос читателям из Европы и Америки: как вы думаете, сколько бы должен был стоить приём у врача/ежемесячная страховка, чтобы работа врачей окупалась при underbooking'е, позволяющем пациентам записываться прямо на сегодня-завтра?

Вопрос читателям из России: как вы думаете, если бы не перекос в сторону Москвы и поликлиник (такой что в провинции дикая нехватка врачей), и, соответственно, очень сильная конкуренция между поликлиниками, сильно сдерживающая цену и исключающая overbooking, во сколько раз повысились бы зарплаты врачей и стоимость приёма?
Page generated Jul. 28th, 2017 04:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios